Проповеди и поучения

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский

Владимир (Иким)

Слово в Неделю 4-ю по Пятидесятнице, об исцелении слуги капернаумского сотника

И сказал Иисус сотнику: иди, и, как ты веровал, да будет тебе.

Мф. 8, 13.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Дорогие во Христе братья и сестры!

Легко и просто совершаются чудеса Господни для тех, кто имеет искреннюю веру и твердое упование. С верою обратился сотник к Спасителю с просьбой об исцелении своего больного слуги — и не потребовалось ни лекарств, ни заклинаний, ни даже присутствия Иисуса у постели страждущего. Одно лишь слово прорек Господь сотнику — и выздоровел слуга его в тот час (Мф. 8, 13).

«Вера открывает даже врата смерти, заключает небо, изменяет пределы природы, превращает пламень в росу», — говорит святитель Иоанн Златоуст. Вера есть великий дар Божий, делающий человека могущественным и неустрашимым, так что для него уже нет ничего невозможного. И таким даром сполна обладал капернаумский сотник, так что Сам Спаситель удивился вере его. Но почему же этот воин-язычник удостоился столь щедрого дарования от Господа?

Евангельский рассказ о капернаумском сотнике кажется кратким. Однако, как и везде в Священном Писании, здесь в немногих словах содержится очень многое, читая их, мы словно воочию видим духовный облик этого удивительного человека.

Прежде всего, поразительно смирение сотника. Высокопоставленный римский офицер, он обладал богатством и властью, был представителем всемирной империи, подчинявшей себе страны и континенты, — и как легко было ему возгордиться. А кем мог казаться Спаситель подобному покорителю мира? Всего лишь странствующим проповедником, бесприютным, бедным и бессильным, пылинкой на просторах Римской державы. Но вот, знатный римлянин говорит Иисусу: Я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой (Мф. 8, 8).

Сотник привык не только повелевать, но и подчиняться. Кому, как не ему было знать, что по одному слову, сказанному в Риме императором, в дальних краях приходят в движение десятки тысяч людей, бросаются в бой легионы, рушатся и созидаются царства. Но земная власть все же имела свои пределы, к любому начальству, да и к самому римскому кесарю было бесполезно взывать: «исцели от болезни» и «спаси от смерти».

Капернаумский сотник безошибочным духовным зрением постиг, что совершаемые Иисусом деяния не мог бы совершить никакой земной человек. Смиренный и навыкший послушанию римлянин прозрел в Учителе из Галилеи Владыку владык, Царя царствующих и Господа господствующих. Сотник просит Спасителя:…скажи только слово, и выздоровеет слуга мой; ибо я… имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай то, и делает (Мф. 8, 8–9).

Если вдуматься в это столь спокойно и четко высказанное сотником убеждение, открывается смысл поистине поразительный. Сотник утверждает, что единому слову Иисуса повинуются стихии, то есть исповедует Его Господом Вседержителем. И это делает язычник — задолго до подобного же исповедания Апостола Петра, прежде совершения величайших чудес Воскресения и Вознесения. Потому-то и говорит Спаситель о сотнике:…и в Израиле не нашел Я такой веры (Мф. 8, 10).

Да, сотник принадлежал к римскому народу, не знавшему Божественного Откровения и не ждавшему Мессию. Однако духовное зрение этого римлянина было настолько острым, что он смог узреть тайны Божии такими, как они есть, а не как могло представиться лукавому рассудку. Умствующим фарисеям и книжникам Христос казался не похожим на того Мессию, которого рисовало их тщеславное воображение. Сотник же, узрев перед собою Бога во плоти, не рассуждал и не спорил, а совершил подвиг веры.

Иудеи чванились перед язычниками дарованным им Законом Божиим, но вот что прорек Спаситель после встречи с сотником: Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов (Мф. 8, 11–12).

Сынами царства мнили себя фарисеи, но их благочестие было фальшиво. А сотник был истинно благочестив — не законничеством и внешним выполнением обрядов, но человеколюбием и совершением добрых дел. Сотник познавал Бога не извне, но изнутри собственной души, внимательно прислушиваясь к голосу совести, — и это давало ему духовную чуткость.

Поэтому и с завоеванным народом он поступал по совести. Большинство римлян враждебно относилось к иудеям, а капернаумский сотник был с ними милостив и добр, выстроил для них молитвенный дом. В понятиях того времени слуга, раб считался не человеком, а вещью, но сотник склоняется пред Господом в смиренном прошении не за себя, не за своих родных, а за слугу, которым дорожит, которого любит. Видя это, можно ли сомневаться, что для подчиненных ему солдат сотник был не тираном, а попечительным отцом, что в семействе своем был он нежным супругом и заботливым родителем. Еще не зная Господа, чистый сердцем сотник выполнял великую Его заповедь: возлюби ближнего своего, как самого себя (Мф. 22, 39), а от этого лишь короткий шаг до Богопознания.

Смирение и любовь к ближним — вот те добродетели, имея которые капернаумский сотник стал обладателем сокровищ веры, которых, по слову преподобного Исаака Сирина, «не вмещают ни земля, ни Небо».

Возлюбленные о Господе братья и сестры!

От маловерия происходит наша слабость и наше уныние, наши болезни и наши горести. Бог не слышит тех, кто не доверяет Ему, лишь верным доступно любое чудо. Мы часто жалуемся: дескать, хочу уверовать всем сердцем, но не получается. Но стяжать сокровище веры можно только приуготовив для него свою душу. Пример нам в том — смиренный и братолюбивый сотник. «Свойственно милости рождать веру и вере — милость», — говорит святитель Игнатий (Брянчанинов).

Стяжав святую веру, мы сможем помочь и себе, и своим близким. Веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой (Деян. 16, 31), — гласит Священное Писание. Верою и любовью созидается счастье семейное, теплой молитвою спасают родители детей, дети — родителей, мужья — жен и жены — мужей.

Устремимся же, возлюбленные, к этому чистейшему источнику и временных, и вечных благ. Возжжем же в своих сердцах святую жажду веры Христовой, да сподобимся упования живого, наследства нетленного, чистого, неувядаемого, хранящегося на небесах (1 Пет. 1, 3–4). Аминь.

Комментирование запрещено